И вновь продолжается бой!..

4 месяца ago mv-admin 0

Весной Морозовский район встречал автопробег в рамках «Вахты памяти» по местам сражений 112-й Башкирской кавалерийской дивизии. Одним из организаторов в Ростовской области и участником автопробега было Ростовское областное отделение «Поискового движения России». Член Координационного Совета организации В.К.Щербанов рассказал, что в настоящее время поисковики активно работают на полях сражений, в местах массовых захоронений, которые ищут по архивам и воспоминаниям очевидцев.

Как рассказал Владимир Кириллович, в нашем районе тоже есть места массовых захоронений пленных солдат, и, возможно, в следующем году, поисковики будут работать в Морозовске.

Как это будет осуществляться, можно было посмотреть в Обливском районе, где весной проходила «Вахта памяти» — раскопки на местах жесточайших сражений Великой Отечественной. Один день корреспондент «МВ» провел вместе с энтузиастами из «Поискового движения России».

Утро. Обливский район. Поворот возле х.Фролова. Буквально пару километров по проселочной дороге, и мы с руководителем поискового отряда Морозовского района П.В.Василенко оказываемся в лагере поисковиков. В небольшой рощице разбиты пара десятков палаток, тут же полевая кухня, у которой деловито снуют дежурные. Остальные уже работают в поле.

Руководитель поисковиков из Каменска-Шахтинского Александр Валентинович Павленко рассказывает, что непосредственно экспедиции предшествует длительная подготовка: изучение архивов, работа с очевидцами, предварительная разведка. Кроме того, необходимо подготовиться и технически: это и снаряжение, и обмундирование, и рабочий инвентарь. Впрочем, чтобы лучше понять работу поисковиков, он тут же предлагает отправиться на место раскопок.

Eдем следом за «уазиком» цвета хаки с нарисованным нотным станом на боковой части кузова и надписью «Маэстро». Перед выездом руководитель рассказал, что он достался ростовской организации после всероссийского пробега «Вахты памяти»: более десятка таких автомобилей были подарены поисковикам разных регионов.

Извилистая дорога огибает поля, и вот уже вдалеке на высотке виднеются расхаживающие с металлоискателями поисковики и отвалы свежевырытых шурфов. Подъезжаем. Руководитель бегло знакомит с ребятами: «Здесь вот наши копают, там — башкиры, а еще дальше — луганчане».

Из-под лопаты вместе с комьями земли в огромном количестве вылетают пустые гильзы.

— Много «настрела»? — интересуется морозовский поисковик.

— Да его здесь валом! — отвечает один из тех, кто копает на дне шурфа. — Вчера, наверное, ведро стреляных гильз насобирали — как наших, так и немецких.

Возле одного из окопов лежит большая куча выкопанного металла — осколки крупных снарядов, хвосты минометных мин, гильзы… Чем больше углубляются поисковики в землю, тем интереснее находки. Вот на поверхности оказывается обойма итальянских ружейных патронов, вот не стреляные пистолетные патроны — на них сохранились остатки упаковочной бумаги. Удивительно, но гильзы, даже тронутые ржавчиной, имеют характерный сине-зеленый цвет.

— Это значит, что они лежали в земле рядом с телом… — поясняет один из поисковиков.

— Вчера здесь больше десяти бойцов подняли, — говорит Валентиныч, как его называют ребята. — Эта высотка в декабре 42-го три раза из рук в руки переходила…

Валентиныч говорит, что главное счастье для поисковика — найти не просто безымянные останки, хотя и это очень важно, а медальон с запиской. Прочесть имя и выйти на родственников. Сообщить им о том, где захоронен их близкий человек. Перечеркнуть скупое «пропал без вести». Вернуть еще одного бойца в ряды бессмертного полка.

Ребята с металлоискателями обследуют всю равнину, и выясняется, что здесь земля больше не хранит никаких тайн. Все рассаживаются по машинам и перебираются на другое место, где, возможно, их ожидают новые находки. Тем более, что тут поле пересечено поросшими травой окопами, и, скорее всего, были еще и блиндажи.

Донские поисковики разбирают находки, извлеченные из земли, на месте жесточайшего сражения времен Великой Отечественной.

Внимательно осмотрев территорию, поисковики разочарованно переглядываются. От их зорких взглядов не укрылось, что несколько лет назад здесь уже поработали «черные копатели», так что найти что-то ценное вряд ли удастся. Однако успокаивает то, что «черняки» обычно берут лишь металл, останки их мало интересуют. И если здесь кто-то остался лежать со времен войны, есть шанс его обнаружить.

Поисковики бегло обследуют окопы и углубляются вдоль них в небольшой лесок. Первые находки — много стреляных гильз — вселяют надежду. Но близится вечер, и поиски решено продолжить на следующий день.

А в лагере их уже поджидает горячий ужин, приготовленный дежурными. За ароматным чаем и долгими рассказами проходит вечер. А утро, возможно, принесет новые находки…

…Все эти люди собрались на донской земле не за зарплату или гонорары. У каждого из них есть работа, зачастую не связанная с поисковой деятельностью, а «Вахте памяти» они посвящают свои отпуска и выходные, не ожидая громкой славы и горячей благодарности. Они здесь по зову души, потому что для них война не окончена, пока не похоронен последний солдат…