Жил-был художник один…

5 месяцев ago mv-admin 0

Край, любимый! Сердцу снятся

Скирды солнца в водах лонных,

Я хотел бы затеряться

В зеленях твоих стозвонных…

С.Eсенин.

Парило. Лето прытко, словно галопом, рвалось к зениту, разбавляя буйную зелень миллионами благоухающих цветов. Небольшой шахтерский поселок, со всех сторон окруженный тощими пирамидальными тополями, будто часовыми, караулившими домики и шахты, густо посыпанные коричневой и черной пылью, монотонно и скучно проживал последние мирные дни. Из космоса все это напоминало город-призрак, обставленный лунными ярко выраженными высокими терриконами, среди которых сновали люди и машины. И в этом городе, гордо носящем рабочее название Шахты, ровно за шесть дней до начала войны появился на свет мальчик. Назвали долгожданного крепыша Женей. Eго отец, Николай Николаевич Митасов, работал на местной шахте горным инженером.

Через месяц после начала Великой Отечественной войны отец ушел на фронт. Участвовал в кровопролитных боях и вскоре был тяжело ранен. Никто дома не знал, что война для Н.Н.Митасова уже шла не на фронте, а в тылу, в госпиталях, где он долго лечился после ранения. Когда же отец вернулся домой на костылях, дома его никто не ждал. К тому времени жена вышла замуж и родила дочь. Спустя некоторое время у отца тоже появилась другая семья.

Трудное детство выпало детям в те лихие военные и послевоенные годы. И Eвгений Митасов принадлежал к поколению, именуемому ныне «дети войны». Голод и разруха царили везде. В семье его матери и отчима уже подрастали пятеро детей, Женя был самым старшим. Мальчик с детства мечтал стать художником, рисовал всегда и на чем только было возможно. Многодетной семье было не до этого: каждого из детей нужно было одеть, обуть и накормить. Окончив школу, Eвгений Митасов едет в Ростов-на-Дону и самостоятельно поступает в художественное училище им.Грекова. С большим интересом он постигает непростые азы искусства. На студенческую жизнь в большом городе денег катастрофически не хватало. Юноша брался за любую работу, чтобы оплатить питание и жилье. Нередко по ночам, как и многие в то время студенты, разгружал на железнодорожной станции вагоны. Случалось и такое, когда было нечем заплатить за квартиру, и хозяйка выставляла студента за дверь. И тогда ночевал он не одну ночь на железнодорожном вокзале, а днем полуголодный и не выспавшийся, снова жадно впитывал на занятиях в училище знания от известных донских педагогов-художников. Настойчиво штудировал учебные постановки по рисунку и живописи. Старался, и у него это хорошо получалось. Нередко педагоги хвалили учебные работы Жени Митасова, говорили, что у него врожденный дар художника. Именно в училище он по-настоящему соприкоснулся с великим искусством и полюбил всей душой живопись. Эту любовь художник пронес через всю свою жизнь.

На втором курсе Eвгений заболел — сказалось полуголодное существование, лечиться не было средств. Да и помощи из дома особо ждать не приходилось, разве что иногда привозил кое-какие продукты. Пришлось оставить любимую учебу и вернуться домой в Шахты, устроиться на работу, а вскоре его призвали в армию.

Парнем он был рослым с крепким телосложением, и, наверное, поэтому попал в воздушно-десантные войска на Дальний Восток. Как бы плохо ни кормили в армии в ту пору, но все равно питание было лучше, чем дома. Митасов участвовал во многих крупных войсковых учениях с десантированием с самолета вместе с полковой артиллерией. Во время службы часто делал карандашные зарисовки своих армейских друзей, дальневосточных пейзажей. На третьем году службы во время очередного десантирования Женя неудачно приземлился, получив довольно сложный перелом ноги. После госпиталя он был комиссован. Вернувшись домой на костылях, долго восстанавливался и снова учился ходить.

Кем только в жизни ни приходилось работать Eвгению Митасову: и строителем, и прорабом, и директором Дома культуры в одном из районов Ростовской области, и художником-оформителем в разных организациях. А также в художественной мастерской города Морозовска, был прорабом в строительной организации, строил дома в нашем районе.

У него родились три дочери, которых он очень любил. Одна погибла еще совсем юной, две других в настоящее время проживают в городе Санкт-Петербурге.

В последние десять лет Eвгений Николаевич серьезно занимался живописью. Объездил весь район в поисках живописных мест, рисовал с натуры пруды, речки, балки, городские и сельские поселения. Немало было выполнено портретов на заказ. Очень много читал и не только книги по искусству, но и художественную литературу, особенно нравилась поэзия С.Eсенина и В.Высоцкого.

Eвгений Митасов был художником во всем. Кроме живописи, владел резьбой по дереву, занимался столярными и плотницкими работами. Последние пять лет жизни работал в своей мастерской как каторжник: писал картины маслом, пастелью и акварелью. Участвовал в ряде выставок в городе Морозовске и Ростовской области. Eго работы выставлялись в РДК и Морозовском краеведческом музее, последняя небольшая выставка его работ проводилась в Германии, в небольшом старинном городе вблизи Берлина. О работах мастера остались прекрасные отзывы, ведь писал он свои картины не просто красками, а всею своей душой русского художника…

Не раз я вместе с Eвгением Николаевичем встречал восход солнца на рыбалке. Он очень любил это дело, отдавался ему со всем азатром. Стоило только предложить съездить порыбачить с ночевкой на берегу, как уже после обеда мы готовы были отправиться в путь. До места добирались когда как: то на машине, то на велосипедах. Больше всего художник любил крутить педали, хотя для его возраста и высокого артериального давления было непросто совершать поездку за 20 км от города. Но он никогда не роптал, лишь иногда жаловался на боль в сердце. На костре мы готовили уху и беседовали далеко за полночь.

Митасов был великолепным рассказчиком. Мог говорить много и интересно, самые разные житейские истории были обязательно с тонким юмором, свойственным только ему. Очень жалею, что не все записал с его уст.

Балагур и рассказчик, по сути, был очень одинок, ведь родные дочери давно не проведывали отца, который по ним очень скучал и мечтал о поездке в Питер.

Уплыла вода, в которой мы ловили рыбу, кануло время в вечность, и остались лишь воспоминания об этом человеке-художнике. У него было много планов, замыслов, идей. Много хорошего сделал Eвгений Николаевич для людей за свою жизнь и еще больше торопился сделать. Мне порою кажется, что лишь вчера поздно вечером, мы расстались у калитки его дома, где никак не могли наговориться о жизни, об искусстве, литературе.

Eвгений Николаевич Митасов внес огромный вклад в культурное наследие Ростовской области. В своем творчестве он воспевал Донской край, родную землю Морозовского района.

Перефразировав строки одного из стихотворений М.Цветаевой, можно сказать: «Я верю, что его картинам, как драгоценным винам, настанет свой черед». И будет очень стыдно всем нам, его современникам, перед будущими поколениями, если мы не сохраним память об этом талантливом нашем земляке — художнике Eвгении Николаевиче Митасове.

Предлагаю безликую улицу, на которой он жил, переименовать в улицу имени художника E.Митасова. Эту память он заслужил беззаветным служением искусству и Родине.

На сегодняшний день домик, где жил художник, продается вместе с земельным участком. И было бы замечательно, если бы там организовали дом-музей художника E.Н.Митасова. И на этом же участке, расположенном в центре города, в людном месте, выстроили бы в будущем здание картинной галереи города Морозовска. Сюда могли бы педагоги водить детей на экскурсии, прививая им любовь к прекрасному, здесь можно было бы экспонировать лучшие работы донских художников. А ведь были в истории России известные меценаты: братья Третьяковы, Савва Мамонтов и другие, которые оставили потомкам великое культурное наследие. Может быть, заговорит совесть у наших доморощенных миллионеров и состоятельных жителей города, и они захотят увековечить память о талантливом земляке. А пока росинки-слезинки тоскливо застыли на живописных розах и пионах, с любовью высаженных художником, в ожидании нового хозяина.

Поделиться ссылкой: